Главная » Статьи » А » Артемьев А.Р.

О формировании русской православной диаспоры в Китае

В отечественной литературе начало активного формирования русской православной диаспоры в маньчжурском Китае традиционно связывают с первой осадой Албазинского острога в июне 1685 г., что не соответствует действительности.
Как известно, осада маньчжурами Албазина в 1685 г. продлилась недолго. 12 июня крепость была осаждена войском численностью более 10 тыс. человек с 200 пушками, а 16 июня неприятель предпринял решительный штурм острога. В ходе него выяснилось, что ядра "проломных" пушек маньчжуров легко пробивают стены острога. Тем не менее, потеряв 100 человек из 450, албазинцы, имевшие в своём распоряжении только три пушки и около 300 пищалей, отбили приступ. После этого нападающие обложили стены крепости хворостом и подожгли. Огненные стрелы маньчжуров сожгли также амбары и церковь, запасы пороха и свинца были на исходе. Ввиду этого воевода А.Л. Толбузин был вынужден начать переговоры о капитуляции. По её условиям оставшиеся в живых албазинцы беспрепятственно ушли в Нерчинск, а 45 человек, поддавшихся на уговоры маньчжуров, согласились перейти в маньчжурское подданство. Отметим, что число 45 фигурирует только в китайских источниках. Именно оттуда оно попало на страницы работ Н. Щукина (1848), А. Сгибнева (1860), Н. Бантыш-Каменского (1882), иеромонаха Николая Адоратского (1887), а затем и в труды других авторов. Между тем, согласно документу, обнаруженному В.С. Мясниковым в РГАДА, количество перебежчиков составляло всего два человека. В опубликованной же ещё в 1872 г. отписке албазинского воеводы А.Л. Толбузина факт измены не только не подтверждается, а, напротив, подчёркивается стойкость русских людей, которые, "памятуя православную христианскую веру и великих государей премногую милость, и к Господу Богу и к великим государем своё обещание и крестное целование, на прелесть их не сдались, и Богдойскому их царю служить не пошли…". Не доверять А.Л. Толбузину в этом вопросе нет никаких оснований, поскольку, если бы измена имела место, не доложить о ней он, во-первых, не мог, а, во-вторых, несомненно, сделал бы это, чтобы ещё хоть чем-то объяснить неудачную оборону крепости.
Как же попали упомянутые 45 албазинцев и в их числе священник Максим Леонтьев к маньчжурам? Документы, повествующие об этом, опубликованы в 10 и 11 томах "Дополнений к актам историческим" (1867, 1869), но почему-то до сих пор не привлекали внимания исследователей православия в Китае. 17 июля 1684 г. приказчик Албазинского осторога И. Семёнов отправил на р. Амгунь в Дукинское зимовьё десятника Гришку Самойлова во главе отряда из 20 казаков, к которым присоединились 47 промышленных людей и среди них священник Максим Леонтьев, то есть всего 68 человек (по другим данным их было – 73). 27 июля в полутора днях пути ниже устья р. Зея отряд встретил большое маньчжурское войско. Маньчжуры коварно пригласили Г. Самойлова "к себе на честь хлеба есть" и, когда он с десятью казаками и о. Максимом прибыл к ним , захватили их в плен. Г. Самойлову удалось предупредить свой отряд об опасности, но не все поверили в реальность угрозы. В итоге только 23 человека спешно бежали по суше в Селембинский острог, а затем дальше в Удский. Таким образом, можно утверждать, что именно эти пленённые на Амуре в 1684 г. 45 албазинцев и составили ядро русской православной диаспоры в Пекине.
К этим людям следует прибавить также русских служилых и промышленных людей, захваченных в плен при взятии маньчжурами летом 1684 г. Тугурского острога, находившегося на впадающей в Охотское море р. Тугур. Их численность, судя по документам с предложением обменяться пленными, присланным маньчжурами достигала 60, что, вероятно, является преувеличением. Судя по нашим источникам, их было не более 11 человек.
В эту диаспору вольётся и ряд перебежчиков прибывших в Китай в разные годы. Первым и наиболее известным среди них был Анашка Урусланов – крещёный крымский татарин, бывший человек якутского воеводы Дмитрия Францбекова, посланный им на Амур в отряд к Е.П. Хабарову ещё в 1651 г. Сначала он был приписан к роте Гудэи в должности помощника ротного командира, а с 1685 г. был зачислен в потомственные ротные командиры. Количество этих перебежчиков не поддаётся точному исчислению, но известно, что во время пребывания в Пекине в 1676 г. посольства во главе с Н.Г. Спафарием, там было 13 русских людей, два из которых были захвачены в плен, а остальные являлись перебежчиками.
Новое пополнение русских пленников прибудет в Пекин после осады Албазинского острога 1686-1687 гг. Тогда ещё до начала героической обороны крепости были захвачены в плен несколько десятков служилых людей, охранявших подступы к Албазину.
Окончательное оформление русской православной диаспоры в маньчжурском Китае произошло после подписания русско-китайского Нерчинского договора 1689 г., поскольку размена пленными, как этого можно было ожидать, по его условиям не предполагалось. Общая численность русских людей, составивших в Пекине по указу императора отдельную роту одного из восьми, жёлтого с каймой знамени цинских войск, можно определить примерно в 100 человек.

Воспроизводится по:

http://www.orthodox.cn/localchurch/artemyev_ru.htm

Категория: Артемьев А.Р. | Добавил: ostrog (15.04.2014)
Просмотров: 162 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Социальные сети
БЛОГ

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0