Главная » Статьи » Т » Трухин В.И.

Замысел Албазинских казаков на побег вниз по Амуру в «вольное казачье» 1678 года

Походы на Амур Ерофея Хабарова (1649—53 гг.) открыли для русского населения новую Даурскую землю. Слухи о ее богатствах быстро охватили регионы восточной Сибири и прежде всего Илимского и Якутского воеводств Поэтому служилые, посадские, промышленные люди, крестьяне и прочий «тяглый» люд этих регионов, стремясь уклониться от невероятно тяжелой сибирской службы, высоких государственными пошлин и сборов, усугублявшихся притеснениями сибирских администраторов всех уровней власти, стали регулярно «самоохотно» уходить на Амур.
Это своеобразное движение, сибирских людей XVII века, и причины его породившие были описаны в ряде исторических исследований. Наиболее известные из них это труды Н.Н. Оглоблина1 и Г.Б Крсноштанова2. Однако результаты этих побегов как правило были трагическими. Оторвавшимся от метрополии беглецам в своем большинстве на просторах так манившей их Даурии суждено было погибнуть.
Но наиболее известной и как бы выделяющейся из общей массы Даурских беглецов стала группа Никифора Черниговского. Убившие в 1665 году Илимского воеводу Лаврентия Обухова беглые крестьяне и казаки, опасаясь суда за совершенное преступление бежали на Амур. Однако Н. Черниговский оказался дальновиднее своих предшественников. Он практически сразу вступили в контакт с приказным человеком Даурской земли Ларионом Борисовичем Толбузиным3. В это время возглавляемые им Даурские остроги испытывали острый недостаток в служилых людях и со своей стороны Л. Толбузин так же пошел на контакт. На Албазинском городище беглецы возвели острог. Для придания Албазинскому острогу статуса государственного несмотря на то, что таковым он не являлся, Никифор Черниговский стал отправлять приказным людям Даурских острогов Лариону Толбузину, а в дальнейшем и Данилу Даниловичу Аршинскому отписки о своей деятельности, а не позднее 1670 года и ясак4. Достаточно многочисленный по тем временам гарнизон Албазинского острога стал активно подчинять себе территории по рекам Амуру, Аргуни, Гилюю.
С этого момента на Приамурских землях сложилась парадоксальная ситуация, когда с одной стороны беглецы отряда Черниговского в Илимском и Ленском уездах считались преступниками, а в Нерчинском уезде служилыми людьми.
Такое положение дел устраивало Албазинцев: они числились на службе, но управляли Албазинским острогом самостоятельно, отдавали в Нерчинск лишь часть собранных в ясак мехов. В Албазинском остроге и вокруг него фактически сформировалась вольная казачья республика. В таком виде она просуществовала до 1674 года.
Видимо, убедившись в значительности успехов, достигнутых албазинцами в Приамурье, которое вошло в область влияния русского государства де-факто, центральная власть официально решила присоединить Албазинский острог к Нерчинскому уезду.
Поэтому прибывший в конце 1673 года на приказ в Даурские остроги в Нерчинск Павел Яковлевич Шульгин по царскому указу Албазинский острог принял и воспользовавшись формальным поводом - срывом сбора ясака, сменил на посту приказного человека Албазинского острога Никифора Черниговского на нерчинского служилого человека к Сенку Вешняка5. Однако на этом вольная казачья жизнь Албазинского острога не завершилась. Спустя несколько месяцев Албазинские казаки добились назначения на должность приказного человека Албазинского острога Албазинского казака.
Однако возникший в 1676/1677 годах конфликт между Нерчинским приказчиком П. Шульгиным и частью служилых людей этого острога привел к назначению на приказ в Албазинский острог нового приказного человека уже из разрядного центра Енисейска. Нерчинские служилые люди недовольные действиями П. Шульгина подали в Енисейский острог на него челобитную6. Доставил ее в Енисейск один из неформальных лидеров этого движения Нерчинский сын боярский Григорий Лоншаков. Чтобы снять остроту возникшего конфликта Енисейские воеводы Назначили Г. Лоншакова приказным человеком Албазинского острога7, оставив в Нерчинске на приказе Павла Шульгина.
Несмотря на то, что Григорий Лоншаков был сам борцом с произволом Павла Шульгина, получив назначение из Енисейска, явно повысившее его статус, в Албазине он действовал организованно и жестко. Вместе с тем эти действия имели и положительный эффект. Албазинцы, более активно стали продвигаться на восток. В 1678 году, вслед за поставленным в 1676 году Гилюйским зимовьем8, албазинскими казаками был возведен Верхозейский острожек9, а в 1679 году Селенбинское ясачное зимовье10. К 1680 году они взяли под свой контроль значительную часть бассейна левого притока Амура - реки Зея.11
Именно в этой обстановке у части Албазинских казаков и возник умысел на побег из Албазинского острога вниз по Амуру как они сами говорили в «вольное казачье». Видимо эти казаки, а также примкнувший к ним отставной нерчинский казак Насонко Максимов сын Вологда еще хорошо помнили вольную жизнь первых лет существования Албазинского острога. Детали этого умысла на побег стали известны из сохранившаяся в Санкт-Петербургском филиале архива РАН копии 18 века отписки приказного человека Албазинского острога Нерчинского сына боярского Григория Лоншакова из Даур князю Ивану Петровичу121678 года. Она получила название: «О явившихся служилых людех в разбойническом умысле и о учиненном им за то наказании» и находится в фонде «Миллер Герард Фридрих», опись «Списки документов из Сибирских архивов»13.
«Словарь русского языка XI–XVII вв.» дает следующее толкование слову «казачье» - это вид пошлины с наемного работника.14 То есть планируя свой побег вниз по Амуру Албазинские казаки, по существу, хотели избежать государственного налогообложения.
Однако формировавшийся в тайне побег был раскрыт. Четвертого июня 1678 года служилый человек Албазинского острога Лазарко Осипов сообщил Григорию Лоншакову «подзывает де меня нерчинскои отставной казак Насонко Максимов сын Вологда бежать из Албазинского острогу вниз по Амуру реке вольное казачье». План заговорщиков был таков: «А ити де нам как пойдут по г(о)с(у)д(а)р(е)ву указу из Албазинского острогу на г(о)с(у)д(а)р(е)ву службу на Зею реку служилые люди Федор Евсивьев с товарыщи. А после де их казаков поплаву на промысел [пойдут] промышленые люди Надея с товарыщи. И как де он в дощениках пристанет на Нижную заимку и у нас де есть на заимке такие же воровские люди. … А всех де нас будет ч(е)л(о)в(е)к с пятьдесят. А с Нижной де заимки с теми воровскими людми воротимся в острог. А в остроге де оружье пограбим у служилых людеи и порох и свинец. А казачьих де жен возьмен в толмачи. А дощаники и запас возьмем у промышленых людей которые попловут на Зию реку. А у торговых и промышленых людей лавки подломим и товары их пограбим. Да силою хотел собою схватать кузнеца Ивашка Сидорова и что у него в кузьнеце казачья оружья было хотел с собою взять»15. По словам Насонка Вологды атаманом в этом заговоре был Панфилко Павлов.
Сразу после получения этих сведений началось следствие. Шестого июня в застенке был пытан «воровской атаман Панфилко Павлов». В расспросе под пыткой он сказал: «Что де я воровской атаман у тех воровских людей. А хотел де я Панфилко ити из Албазинского острогу вниз по Амуру реке вольное казачье. И хотел грабить служилых и торговых людей и промышленых людей которые хотели ити на Зею реку и в остроге осталых. А буде оне станут противитца и мы де их хотели рубить в студень. А хотел де я воровской атаман Панфилко иноземцов под острог подзывать даурских людей с войною»16. Так же был пытан и Насонко Вологда. Под пыткой ими были названы и другие участники заговора. Это были: Тимошка Калиников, Кирюшка Вычегженин, Филатко Промышленой, Бориско Верхотур, Савка Промышленой, Ивашко Бузунов, Симашка Стародубец, Ивашко Сухонец. Все они так же были пытаны и на пытке сказали: «нас подзывали на воровство Панфилко Павлов да Насонко Вологда и мы де с ними на воровство ити хотели»17. Другие участники заговора названы не были.
Итог расследования был предсказуем:
- Панфилко Павлов и Насонко Вологда после пыток умерли;
- Всех остальных участников заговора Григорий Лоншаков приказал «бить на козле и в проводку, а после поученья велел по них собрать поруки чтоб впредь таким воровством не воровать»18.
Дальнейшая судьба выживших участников заговора большей частью осталась неизвестна. Можно предположить, что Савка Промышленный, это упоминаемый в других документах Савка Михайлов - промышленный человек, участник неудачного похода Г. Мыльника на реки Амгунь и Быструю19. После того как часть казаков этого похода была захвачена маньчжурами в плен, бежал с дощаника и через Удское зимовье ушёл в Якутск20. Там он был поверстан в казаки и направлен в Енисейск.
Еще один участник заговора Ивашко Бузунов принимал деятельное участие в обороне Албазина, во время которой был дважды ранен, участвовал в строительстве Албазинской крепости 1686 года. В ходе ее обороны с двумя товарищами во время осеннего ледохода тайно вышел из осажденной крепости и проплыв на лодке среди льдин доставил донесение А. Бейтона о положении Албазинской крепости в Нерчинск. В 1688 г. по решению Сибирского приказа и распоряжению Ф. А. Головина был назначен казачьим атаманом с окладом в 10 руб.21
Подводя итог вышесказанному следует отметить:
- Жесткое управление регионами сибирских администраторов в сочетании с творимым ими произволом не раз вызывало желание служилых людей бежать куда угодно лишь бы за приделы досягаемости государственных органов принуждения и управления, чтобы служить «своими головами»;
- Ни какие заставы, запреты и казни не могли остановить это движение ни до описанного случая, ни после, и даже тогда, когда Амур был уже потерян Россией по условиям Нерчинского мирного договора22. В головах служилых людей, пашенных крестьян все равно продолжали составляться замыслы о побеге на Амур для вольной жизни, места которой в реальности, не было и не могло быть.

Примечания:

1. Бунт и побег на Амур «воровского полка» М. Сорокина. (Очерк из жизни XVII века) // Русская старина, 1886. Т. 96. № 1. 1886. С. 205—224; Нерчинский заговор о побеге на Амур и на острова восточного океана. (Очерк из жизни XVII в.) // Русская старина, 1896. Т. 88. № 10. 1896. С. 121—129.
2. На ленских пашнях в XVII веке (Документальное повествование). Часть 2. М.: «Древлехранилище», 2013. С.138–175, 218–273; Никифор Романов Черниговский: документальное повествование. Иркутск: «Репроцентр А1», 2008. 378 с.
3. Никифор Романов Черниговский: документальное повествование. Иркутск: «Репроцентр А1», 2008. С. 127.
4. Там же. С. 158.
5. Трухин В.И. «Росписной список» Албазинского острога 1674 года. // Сборник Президентской библиотеки. Серия "Электронный архив". Вып. 3. Трухин, 2018. С. 182.
6. Дополнения к актам историческим, собранные и изданные археографической комиссией. В 12 т. СПб., 1846–1872. Т. VII. 1859. С. 371–374.
7. Красноштанов Г.Б. Никифор Романов Черниговский: документальное повествование. Иркутск: «Репроцентр А1», 2008. С. 236.
8. Поездка в Забайкальский край. История города Албазина: извлечено из сочинений г. Миллера, дополнено с сохранившихся до ныне устных преданий, с присовокуплением официальных бумаг, изображающих подробности истории города Албазина и дела русских на реке Амуре с 1654 по 1687 год, или до времени мирнаго торговаго договора, заключеннаго с китайцами в г. Нерчинске. / [Василий Паршин]. // Москва: в типографии Николая Степанова, 1844. С. 140–142.
9. В 1678 году 8 марта Г Лоншаков отпустил на реку Зею «казачья десятника Федора Евъсивьева да толмача Игнатья Бирюцкого а с ними казаков пятьдесят ч(е)л(о)в(е)к да охочих ис промышленых людей дватцать один ч(е)л(о)в(е)к» для постройки острога (СПбФ АРАН. Ф. 21. Оп. 4. Ед. хр. 24. Док. № 23. Л.57–57об.). В мае 1679 года Верхозейский острог числится построенным (СПбФ АРАН. Ф. 21. Оп. 4. Ед. хр. 24. Док. № 30. Л. 67–68).
10. В июне 1679 года для постройки на Селемдже ясачного зимовья на дощанике был отправлен отряд из тридцати двух человек во главе с Гаврилой Фроловым (СПбФ АРАН. Ф. 21. Оп. 4. Ед. хр. 24. Док. № 30. Л. 68).
11. Трухин В.И. Административно-территориальное устройство Приамурских земель в составе Русского государства в XVII веке. // Известия лаборатории древних технологий, 2020, Т. 16 № 3 с. 158.
12. Борятинский (Барятинский) Иван Петрович (1615–1701) в 1677–1680 воевода в Енисейске.
13. СПбФ АРАН ф. 21, оп. 4, ед. хр. 24, док. № 22, лл. 55об.–56об.
14. Словарь русского языка XI-XVII вв. Выпуск 7 (К-Крагуярь). / под ред. Ф. П. Филина М.: Наука, 1980. С. 19.
15. СПбФ АРАН ф. 21, оп. 4, ед. хр. 24, док. № 22, лл. Л. 55об.–56.
16. Там же. Л. 56–56об.
17. Там же. Л. 56об.
18. Там же.
19. Река Бурея.
20. Дополнения к актам историческим, собранные и изданные археографической комиссией. В 12 т. СПб., 1846–1872. Т. X. 1867г. стр.235–237.
21. РГАДА, ф. Сибирский приказ, стлб. 1061, ч. 1, лл. 180-182 об., 190, 193.
22. Оглоблин Н. Н. Нерчинский заговор о побеге на Амур и на острова восточного океана. (Очерк из жизни XVII в.) // Русская старина, 1896. Т. 88. № 10. С. 121–129.

Список сокращений

ДАИ - Дополнения к актам историческим, собранные и изданные археографической Комиссией.
РГАДА – Российский государственный архив древних актов.
СПФ АРАН – Санкт-Петербургский филиал архива РАН.

Библиографический список

1. Дополнения к актам историческим, собранные и изданные археографической комиссией. В 12 т. СПб., 1846–1872. Т. VII. 1859. 400 с.; Т. X. 1867. 516 с.
2. Красноштанов Г.Б. Никифор Романов Черниговский: документальное повествование. Иркутск: «Репроцентр А1», 2008. 378 с.
3. Красноштанов Г. Б. На ленских пашнях в XVII веке (Документальное повествование). Часть 2. М.: «Древлехранилище», 2013. 1006 с.
4. Оглоблин Н. Н. Бунт и побег на Амур «воровского полка» М. Сорокина. (Очерк из жизни XVII века) // Русская старина, 1886. — Т. 96. — № 1. — С. 205—224.
5. Оглоблин Н. Н. Нерчинский заговор о побеге на Амур и на острова восточного океана. (Очерк из жизни XVII в.) // Русская старина, 1896. — Т. 88. — № 10. — С. 121—129.
6. Поездка в Забайкальский край. История города Албазина: извлечено из сочинений г. Миллера, дополнено с сохранившихся до ныне устных преданий, с присовокуплением официальных бумаг, изображающих подробности истории города Албазина и дела русских на реке Амуре с 1654 по 1687 год, или до времени мирнаго торговаго договора, заключеннаго с китайцами в г. Нерчинске. / [Василий Паршин]. // Москва: в типографии Николая Степанова, 1844. 208 с.
7. Словарь русского языка XI-XVII вв. Выпуск 7 (К-Крагуярь). / под ред. Ф. П. Филина М.: Наука, 1980. 403 с.
8. Трухин В.И. «Росписной список» Албазинского острога 1674 года. // Сборник Президентской библиотеки. Серия "Электронный архив". Вып. 3. 2018. С. 178–188.
9. Трухин В.И. Административно-территориальное устройство Приамурских земель в составе Русского государства в XVII веке. // Известия лаборатории древних технологий, 2020, Т. 16 № 3 с. 152–163.

Воспроизводится по:

Амурское казачество: вчера и сегодня : материалы межрегион. науч. - практ. конф., Благовещенск, 30 марта 2021 года 

Категория: Трухин В.И. | Добавил: ostrog (16.07.2021)
Просмотров: 63 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Социальные сети
Категории раздела
БЛОГ

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0