Главная » Статьи » А » Артемьев А.Р.

Останки непогребенных защитников Албазинского острога

Летом 1991 г. в ходе полевых работ Амурского археологического отряда Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН на территории Албазинского острога в с. Албазино Сковородинского р-на Амурской обл. нами было обнаружено скопление человеческих костей, первоначально принятое за братскую могилу. В 1992 г. объект был исследован, и выяснилось, что это не коллективное захоронение, а полуземлянка с останками 57 героических защитников крепости, павших при ее обороне от маньчжуров в 1686 — 1687 гг.
В отечественной литературе основание Албазинского острога зачастую связывают с именем известного землепроходца Е.П. Хабарова (Алексеев А.И., 1971, с. 215; Беспрозванных Е.Л., 1983, с. 25; Алексеев А.И., Мелихов Г.В., 1984, с. 70; Александров В.А., 1984, с. 25). В действительности осенью 1650 г. отряд Хабарова попросту занял покинутый жителями городок даурского князя Албазы на Верхнем Амуре, где участники экспедиции перезимовали (Сафронов Ф.Г., 1983, с. 51, Леонтьева Т.А., 1991, с. 62). Покидая городок в начале июня 1652 г., Хабаров приказал его сжечь (Полевой Б.П., 1991, с. 33), после чего он фигурировал в источниках как «городище» (Дополнения к Актам…, 1851, с. 260).
Новый, подлинно русский этап в истории Албазина начался в 1665 — 1666 гг., когда на Верхний Амур переселилась группа из 84 казаков во главе с Н.Р. Черниговским.
Эти казаки убили на Лене в устье р. Киренги илимского воеводу Л.А. Обухова «… за невозможное свое терпение, что он, Лаврентей, приезжая к ним в Усть-Киренскую волость, жен их насильничал, а животы их вымучивал» и вынуждены были бежать от расправы. Они поставили на берегу Амура острог и взяли на себя функции сбора ясака с местного населения. Принято считать, что казаки возвели Албазин на месте даурского городка, но археологических свидетельств этому нет. Царская администрация заочно приговорила Черниговского с 17 товарищами к смертной казни. Однако албазинцы настолько преуспели в сборе ясака, который они исправно переправляли через Нерчинск в Москву, что в 1672 г. по настоянию сибирских властей были прощены (Дополнения к Актам…, 1862, с. 275, 276).
В 1674 г. Н.Р. Черниговский сдал острог под начало присланного из Нерчинска приказчика С.М. Вешнякова, а в 1682 г. Албазин стал центром самостоятельного уезда. К этому времени в Приамурье успешно развивалось пашенное земледелие. От слияния рек Шилки и Аргуни вниз по Амуру до устья р. Зеи и по ее берегам там возникло более 20 русских поселений — острожков, зимовий, слобод и деревень (Александров В.А., 1984, с. 43 — 49; Артемьев А.Р., 1994, с. 44, 45).
В 1670, 1685 и 1686 — 1687 гг. Албазинский острог трижды осаждали войска маньчжурского Китая. Первая из этих осад закончилась для жителей острога успешно (Русско-китайские отношения…, 1969, с. 281). Во время второй осады крепости 450 её защитников при трех пушках противостояли 10 тыс, маньчжуров с 200 пушками.
С большим трудом, потеряв более 100 человек, албазинцы отбили первый штурм, но вскоре вынуждены были капитулировать (Дополнения к Актам…, 1872, с. 110; Русско-китайские отношения…, 1972, с. 692). Причинами быстрого падения крепости были более чем очевидное превосходство маньчжуров в вооружении и тыновые стены [186] крепости, которые оказались не в состоянии противостоять пушечному бою (Артемьев А.Р., 1993а, с. 131, 132).
Сожженную маньчжурами крепость восстановили осенью того же года под руководством воеводы А.Л. Толбузина. Она была дерево-земляной и имела конструкцию китай-города. В июне 1686 г. ее строительство было в основном закончено, и только башни крепости покрыть не удалось, потому что 7 июля (по китайским источникам 8 июля) маньчжуры снова осадили крепость. Новая осада крепости продолжалась пять месяцев. В ходе нее 826 албазинцев успешно отражали атаки 6500 воинов противника. Маньчжуры окружили русские укрепления земляным валом, а севернее острога возвели раскат высотой 15 м. с которого беспрерывно обстреливали город из пушек под руководством 20 голландцев-иезуитов. С южной стороны они пытались построить башню для тех же целей, но албазинцы первую из них сожгли, а вторую разрушили подкопом. Ответные подкопы маньчжуров под город успеха не имели. Пять раз албазинцы совершали смелые вылазки из осажденной крепости, особенно значительной из которых была последняя, совершенная 16 августа, когда они пытались уничтожить северную батарею противника. На пятый день осады воевода А.Л. Толбузин был смертельно ранен в ногу ядром, залетевшим в бойницу башни, из которой он наблюдал за противником, и командование острогом принял казачий голова А.И. Бейтон (Дополнения к Актам…, 1867, с. 253, 259, 265; Русско-китайские отношения…, 1972, с. 83, 162, 163, 195, 693, 771).
30 ноября 1686 г. маньчжурские воеводы получили распоряжение императора о снятии осады. Формальным поводом для этого послужил приезд в Пекин гонцов из Москвы с известием о выезде в Приамурье русского посольства во главе с окольничим Ф.А. Головиным для переговоров о мире. Однако не менее весомой причиной такого решения было тяжелое положение, в котором оказались осаждавшие Албазин войска. Оторванные от баз снабжения, они потеряли к декабрю 1686 г. на приступах, от голода и болезней более 1500 человек. Тем не менее выполнить приказ императора Сюань Е маньчжуры не смогли, поскольку лед уже сковал их суда, и фактически осада продолжалась, так как выходить русским из крепости они не давали. Только в мае 1687 г., когда сошел лед, маньчжуры отступили от города на четыре версты, но не уходили, чтобы помешать албазинцам посеять хлеб. К этому времени их потери составляли уже 2500 «воинских людей» и много «работных никанских мужиков» (Русско-китайские отношения…, 1972, с. 115, 117, 129, 157, 159, 163).
Положение осажденных албазинцев было намного трагичнее. В декабре их осталось всего 150 человек, из которых нести караульную службу могли лишь 30 мужчин и 15 подростков, другие ослабели от ран и цинги. Несмотря на это, А.И. Бейтон отказался впустить в крепость маньчжурских лекарей, ответив, «что в Албазине служилые люди милостию великого бога все здоровы». На Пасху он послал изумленным китайским воеводам пшеничный пирог весом в один пуд, который они «приняли с честию». К маю 1687 г. в Албазине остались в живых только 66 «осадных сидельцев». По-видимому, осенью 1686 г. умер и священник Воскресенской церкви Федор Иванов, и поэтому отпевать павших албазинцев стало некому. Весной А.И. Бейтон доложил об этом нерчинскому воеводе И.Е. Власову: «И те умершие люди похоронены в городе в зимовьях поверх земли без отпеву до твоего разсмотрения. А ныне я с казаками живу во всяком смрадном усыщении. А вовсе похоронить без твоей милости и приказу дерзнуть не хощу, чтоб, государь, в погрешении не быть. А хоте, государь, ныне и благоволишь похоронить, да некем подумать и невозможно никакими мерами» (Русско-китайские отношения…, 1972, с. 123, 149, 150, 776). В это труднейшее для защитников Албазина время тяжелобольной Афанасий Иванович Бейтон написал, вспоминая погибшего А.Л. Толбузина, дивные строки: «Пили мы с покойным одну кровавую чашу с Алексеем Ларионовичом, и он выбрал себе радость небесную, а нас оставил в печали, и видим себе всегда час гробный, указал нам Господь земному богу служить и правду объявить и памятовать смертной час…» (Паршин В., 1844, с. 185). К сожалению, обстоя-
[187]



Рис. 1. Албазинский острог. План.
А — раскоп 1989 — 1990 гг.; Б — раскоп 1990 — 1991 гг.; В — раскоп 1991 —  гг.; Г — раскоп 1993 г.
 

тельства так и не позволили этому глубоко верующему человеку похоронить павших албазинцев достойным образом возле церкви Воскресения Христова, где в остроге находилось кладбище.
29 августа 1689 г. в Нерчинске был подписан русско-китайский договор, по которому граница между двумя государствами проводилась по впадающей с севера в р. Шилку р. Горбица. Албазинский острог по нему оказывался за пределами русской территории и подлежал уничтожению, а его жители переселению. Правительство царевны Софьи решило поступиться Албазином и Приамурьем для заключения мирного договора с маньчжурским правительством Цинской империи, который, по их
[188]




Рис. 2. Албазинский острог. Раскоп В 1991 — 1992 гг. в западной прибрежной части памятника. Вид с юга
 

мнению, должен был укрепить пошатнувшийся после провала крымских кампаний престиж партии регентши на международной арене и внутри страны (Мясников В.С., 1980, с. 250).
31 августа глава русского посольства Ф.А. Головин послал Афанасию Бейтону указ об оставлении и разорении Албазина, а 5 сентября маньчжурское посольство прибыло к Албазину. Служилые люди на глазах послов и воевод сожгли деревянные строения острога и раскопали вал. После этого они погрузились на предоставленные маньчжурами бусы (большие лодки) и отправились в Нерчинск (Русско-китайские отношения…, 1972, с. 605, 606, 612, 613, 696).
Албазинское городище расположено на мысу, ограниченном обрывистым берегом р. Амур с запада и неглубоким оврагом с юга. Валы острога, за исключением западного, уничтоженного рекой, хорошо сохранились и вместе с береговой линией образуют фигуру в виде параллелограмма площадью 0,8 га (рис. 1).
Первые стационарные археологические работы на территории Албазинского острога были проведены в 1974 — 1976 и 1979 — 1980 гг. отрядом Северо-Азиатской комплексной экспедиции Института истории, филологии и философии СО АН СССР. К сожалению, интереснейшие материалы, полученные тогда, так и не были опубликованы (Артемьев А.Р., 1993б, с. 95).
Летом 1989 г. исследования Албазина и его округи были начаты Амурским археологическим отрядом под руководством автора этой статьи. К настоящему времени нами изучены остатки северо-восточной угловой башни острога, вскрыты значительные участки в северо-западной и западной береговой частях крепости. Общая площадь исследованной территории острога составляет 440 м2. Раскопки в прибрежной западной части острога, отгороженной, как везде в Приамурье, линией пограничных инженерно-технических сооружений, были разрешены нам в 1991 г. и сразу же принесли интересные результаты. Раскоп В площадью 36 м2 был заложен на
[189]


Рис. 3. Албазинский острог. Раскоп В. План полуземлянки с останками непогребенных защитников крепости
 

[190]




Рис. 4. Албазинский острог. Раскоп В. Полуземлянка с останками непогребенных защитников крепости. Вид с востока
 

обрывистом краю городища (рис. 2). Практически под дерном в северо-западном углу раскопа было расчищено пятно красной обожженной глины и несколько кирпичей, которые оказались остатками рухнувшего свода печи. После снятия 0,4 м слоя желтосерой глины контуры полуземлянки выявились совершенно отчетливо благодаря ее заполнению из темно-серой земли. Она имела размеры 6×3,5 м и была ориентирована краями почти строго по сторонам света с незначительным отклонением продольной стороны к оси северо-запад — юго-восток. В слое зафиксированы остатки нескольких плах от кровли полуземлянки. На глубине 0,5 м были обнаружены первые человеческие черепа и кости, которые ниже лежали сплошным слоем толщиной до 0,3 м. Человеческие скелеты заполняли всю землянку, за исключением небольшого пространства перед устьем печи, расположенной в ее северо-западном углу и занимавшей площадь 1,5×1,5 м (рис. 3, 4). Несомненно, что тела первоначально были аккуратно уложены головами на запад. Однако затем они долго лежали открытыми, пока кровля полуземлянки не рухнула. За это время тела успели истлеть, кости скелетов перемешались между собой, а большинство черепов, отделившись от тел, скатились на более низкие участки поверхности пола. Всего, судя по количеству черепов, в помещении находилось 57 тел. Все они были положены одетыми. Об этом свидетельствуют находки 40 бронзовых пуговиц (рис. 5, 2,6 — 17), а также фрагменты шерстяной вязаной ткани (рис. 6) и ткани с нашитыми на нее бусинами. Только один-единственный мужчина был положен в полуземлянку в гробу. Совершенно очевидно, что он был первым из тех, кто нашел здесь последний приют. Гроб был поставлен на полу у северной стены помещения и позже заложен сверху телами остальных погибших. Отсутствие гробов у других покойных объясняется крайним дефицитом дерева в осажденной крепости и истощением сил у ее защитников. Плохая сохранность черепов и тазовых костей скелетов не позволили нам произвести их точное половозрастное определение. Тем не менее несколько черепов были совершенно
[191]


Рис. 5. Албазинский острог. Раскоп В. Полуземлянка. 1 — копейка 1680 г.; 2.6—17 — пуговицы;
3 — серьга: 4 — бусина от серьги; 5 — фрагмент косички: 18 — 21 — бусины; 1, 3 — серебро;
4 — серебро, паста; 5 — волос; 2.6 — 17 — бронза; 18 — 21 — паста

 

очевидно детскими. Кроме того, среди погребенных было около 10 женщин, о чем свидетельствуют 18 единичных и серийных находок ластовых, стеклянных и сердоликовых бус в 8 — 9 различных местах, а также фрагменты косички из черных волос и серьги (рис. 5, 3 — 5, 18 21). Подавляющее большинство открытых тел принадлежало русским казакам. Однако среди женщин были представительницы местного даурского и эвенкийского населения, фиксируемые по упомянутой косичке и
[192]



Рис. 6. Албазинский острог. Раскоп В. Полуземлянка. 1,2 — вязаная ткань (шерсть)

 

фрагменту ткани, обшитой одекуем. В телах двоих из обнаруженных в полуземлянке защитников крепости были найдены наконечники стрел (рис. 7,8), еще двое погибли от свинцовых пуль. Среди тел, лежавших в открытом нами помещении, были обнаружены три раздавленных упавшей кровлей горшка (рис. 8, 2,3), по-видимому, с поминальной кутьей. Еще один горшок был найден стоявшим в устье топки печи (рис. 8,1). Помимо перечисленных предметов в полуземлянке были найдены: 25 нательных крестиков — 22 бронзовых (рис. 9, 1,3,4, 6 — 8, 10 — 16) и 3 серебряных (рис. 9, 2,5,9), 1 из которых, штучной работы, инкрустирован золотом (рис. 9,2); 40 бронзовых и оловянных пуговиц (рис. 5, 2,6 — 17), 3 ножа, 1 из которых с бронзовыми и деревянными деталями рукояти и остатками ножен из дерева и кожи (рис. 7, 1), а также бронзовое навершие рукояти ножа; два железных топора (рис. 7, 2), багор (рис. 7, 6), острога (рис. 7, 7), обломок стремени (рис. 7, 3), пряжка, шомпол для ружья (рис. 7, 4), 2 подковки для сапог (рис. 7,5), железное и бронзовое кольца от ремней, железная пряжка, кремень для ружья, два каменных грузила для сетей, обломок жернова, точильный камень, обрывок кожи со следами шва, фрагмент берестяного туеска и серебряная копейка царя Федора Алексеевича 1680 г. (рис. 5,7).
Судить о конструкции открытой полуземлянки из-за почти не сохранившихся деревянных сооружений сложно. Границы ее фиксируются только по культурному слою и трем угловым столбам, поддерживающим крышу, четвертый возле печи не сохранился. Сама крыша, судя по сохранившимся основаниям бревен вдоль середины длинной оси постройки, была двухскатной (рис. 3). Печь в северо-западном углу постройки была сложена на подушке из глины из кирпичей размерами 25x13x6 см. Она имела подбой в западной стенке раскопа, свод ее обвалился и конструкция его осталась невыясненной. На полу землянки зафиксированы остатки нескольких плах, но сплошного покрытия не было. Вход в жилище располагался с восточной стороны, но проследить его оформление не удалось. Две очень похожих полуземлянки были раскопаны на территории острога в 1975 — 1976 гг. Однако полной уверенности в этом нет, поскольку их описание в публикации лишено иллюстраций (Сухих В.В., 1978).
Совершенно очевидно, что открытая нами полуземлянка была одной из тех «земляных изб», которые возвели осенью-весной 1685 — 1686 гг. служилые и промышленные люди в ожидании новой осады Албазина (Дополнения к актам…, 1867, с. 265). Просвещенная Европа узнала о героической обороне Албазина из книги Н. Витсена «Северная и Восточная Татария». В ней помещен весьма достоверный рисунок крепости, на котором наряду с оружейной избой, гранатным и пороховым погребами изображены также и землянки (Witsen N., 1692).
[193]


Рис. 7. Албазинский острог. Раскоп В. Полуземлянка. 1 — нож с рукоятью и остатками ножен; 2 — топор; 3 — обломок стремени; 4 — шомпол; 5 — подковка; 6 — багор; 7 — острога; 8 — наконечник стрелы; 1 — железо, бронза, дерево, кожа; 2 — 8 — железо
 

[194]



Рис. 8. Албазинский острог. Раскоп В. Полуземлянка. 1 — 3 — горшки, керамика
 

[195]


Рис. 9. Албазинский острог. Раскоп В. Полуземлянка. Нательные крестики. 1,3,4, 6 — 8, 10 — 16 — бронза; 2 — серебро с инкрустацией золотом; 5, 9 — серебро
 

8 августа 1992 г. по инициативе Амурского археологического отряда и по решению администрации Сковородинского р-на с благословения епископа Хабаровского и Благовещенского преосвященного Иннокентия останки первопроходцев были торжественно погребены по православному обряду на территории Албазинского острога.

[196] Литература:

Александров В.А., 1984 Россия на Дальневосточных рубежах (вторая половина XVII в.). Хабаровск.
Алексеев А.И., 1971. Одиссея Ерофея Хабарова // Амур — река подвигов. Хабаровск.
Алексеев А.И., Мелихов Г.В., 1984. Открытие и первоначальное освоение русскими людьми Приамурья и Приморья // Вопросы истории. № 3.
Артемьев А.Р., 1993 а. Новые материалы о героической обороне Албазинского острога в 1685 и 1686 —  1687 годах // Вестник ДВО РАН. № 4 — 5.
Артемьев А.Р., 1993 б. История изучения Албазина // И не распалась связь времен… К 100-летию со дня рождения П.Е. Скачкова. М.
Артемьев А.Р., 1994. Археологическое изучение памятников XVII — начала XVIII века на Дальнем Востоке // Русские первопроходцы на Дальнем Востоке в XVII — XIX вв. (историко-археологические исследования). Владивосток.
Беспрозванных Е.Л., 1983. Приамурье в системе русско-китайских отношений XVII — середины XIX в. М.
Дополнения к Актам историческим, 1862, Т. 8. СПб.
Дополнения к Актам историческим. 1867, Т. 10. СПб.
Дополнения к Актам историческим, 1872. Т. 12. СПб.
Леонтьева Г.А., 1991. Землепроходец Ерофей Павлович Хабаров. М.
Мясников В.С., 1980. Империя Цин и русское государство в XVII веке. М.
Паршин В., 1844. Поездка в Забайкальский край. Ч. 2. Приложение. М.
Полевой Б.П., 1991. Открытие и начало присоединения Дальнего Востока к Российскому государству // История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII в. — февраля 1917 г.). М.
Русско-китайские отношения в XVII веке, 1969. Материалы и документы. Т. 1. 1608 — 1683 (Сост. Н.Ф. Демидова, В.С. Мясников). М.
Русско-китайские отношения в XVII веке, 1972. Материалы и документы. Т. 2. 1686 — 1691 (Сост. Н.Ф. Демидова, В.С. Мясников). М.
Сафронов Ф.Г., 1984. Ерофей Хабаров. Хабаровск.
Сухих В.В., 1978. Землянки Албазинской крепости // Археологические материалы по древней истории Дальнего Востока СССР. Владивосток.
Witsen N., 1692. Noord en oost Tartaye. Amsterdam.

Воспроизводится по:

Российская археология. М., 1996. № 1. С. 185 — 196.

Категория: Артемьев А.Р. | Добавил: ostrog (20.07.2014)
Просмотров: 828 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Социальные сети
БЛОГ

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0