Главная » Статьи » М » Малахова О.А.

По страницам казачьей легенды
«Народ - единственный критик,
чьё суждение имеет цену». 
(Марк Твен)
 
Легенды мифы, как правило, слагаются народом на основании множества различных исторических фактов, донесших до нас из глубокой древности  многие детали интереснейших событий той прошлой, хранящейся в сердцах людей, истории. Изучение старинных сказок, песен, легенд и былин необходимо людям для совершенного знания своего народа, как справедливо считают все великие мыслители разных стран мира.
Попробуем разобраться с легендой названия нашего поселка Чернышевск, именуемом в своем далеком прошлом – село Поповское. Бессмертная гипотеза гласит, что при отступлении русских казаков с  Албазинского острога, осажденного маньчжурами, бойцы продвигались с Амура в город Нерчинск за помощью. Их трудный путь проходил и по земле чернышевской. По сказанию, шедший с ними святой отец, не выдержав долгой изнурительной дороги, отстал от бойцов в наших местах.  Место, обжитое впоследствии (попом) священником, люди прозвали Поповским.
Казалось бы, почему отступая албазинцы,  шли не по Шилке к Нерчинску, как удобнее и быстрее, а оказались в долине реки Алеур, ведь дорогами людям тогда были именно реки? Обратимся к трудам историка краеведа Александра Парфильевича Мищенко одного из авторов четырехтомного издания «Энциклопедия Забайкалья», опубликовавшего более двухсот работ по истории Восточной Сибири и Дальнего Востока. За успехи в работе Александр Парфильевич награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени, памятной медалью автора «Энциклопедия Забайкалья» и имеет множество других наград.   В его новой интереснейшей исторической книге выпущенной в 2008 году «Даурские рубежи»  хранится ответ на этот вопрос. Следуя в Нерчинск,  преследуемый маньчжурами отряд из шести сотен жителей и защитников Албазина, разбившись на несколько групп, «ушли с Шилки и пошли горами, а затем степью. Добрались бы раньше, но перевалы задержали». (страница 280. «Даурские рубежи»).
Теперь остается выяснить личность и судьбу священника из красивой легенды. В исторической книге «Даурские рубежи» использованы данные Государственного архива Забайкальского края и материалы Нерчинского краеведческого музея (стр.430). На страницах книги повествуется, что в 1689 году, когда маньчжуры атаковали Албазин в городе на Амуре стояли церковь «Вознесения Христова», Спасский монастырь и часовня «Николая Чудотворца», где служили священники разного церковного сана, в трех обителях по нескольку священников в каждой. В христианской Руси  верующие люди прекрасно разбирались во всех церковных отличиях – дьяк, поп, монах, иеромонах, протоирей, епископ и так далее…, но на нашей земле, согласно легенде, остановился именно поп. 
Перед осадой Албазина «Отец Гермоген и отец Максим в ризах с кропилом и кадилом напутствовали воинов, благословляя их на защиту Албазинской крепости. Два монаха держали в руках святые иконы Божией Матери и Святителя Николая Мирликийского. Люди слушали напутствия святых отцов» (стр. 253). «Всю ночь у северной стены копошились маньчжуры. Но разглядеть в темноте ничего не смогли. Как только начало светать, увидели под стеной перед рвом кучи смолёных дров» (стр. 256). Китайцы сожгли город дотла. Шесть сотен защитников крепости с тремя пушками оказались не в состоянии противостоять 10000 воинов противника с 200 пушками. Два святых отца, а именно Гермоген и Максим, напутствующих казаков на защиту крепости на Амуре, тогда уговорили воеводу албазинской крепости Толбузина  все-таки отступить. Потеряв около ста человек, албазинцы отбили первый приступ осады, но на следующий день А.П. Толбузин вынужден был начать переговоры о капитуляции. По её условиям оставшиеся в живых казаки направились в Нерчинск. При отступлении два священника находились в отряде, но до Нерчинска дошёл только иеромонах Гермоген.
Священник отец Максим Леонтьев, о котором известно, что он был пленён маньчжурами вместе с группой казаков на Амуре ниже устья реки Зеи 27 июля 1683 года, к этим событиям 1689 года никакого отношения не имеет. К тому времени священник Максим в Пекине уже обосновал небольшую православную часовню на месте бывшей буддийской кумирни, где в течение долгого времени вел службу: крестил детей, совершал венчания, отпевал усопших и т.д. Албазин подвергался нападениям китайцев не один раз. По велению властелина Китая – Канси, плененных русских доставляли в столицу, где «император лично осматривал русских храбрецов и пораженный их военной выучкой и отвагой, повелел зачислить пленников в императорскую гвардию, выделив им для проживания и несения гарнизонной службы участок у северо-восточного угла внешней городской стены Пекина. Канси повелел также дать им в жены вдов казненных за те или иные преступления жителей города». В 1698 году по указу царя Петра Алексеевича нерчинскому воеводе И.С. Николаеву было велено собирать у прибывающих из Китая торговых людей сведения о том, где располагалась в Пекине эта русская обитель.
Албизинский острог (1665-1689 г.г.) был крупнейшим укреплением русских первопроходцев в Приамурье. Сюда силой был приведен основатель Усть-Киренского Троицкого монастыря из Якутии – иеромонах Гермоген в 1665 году. По архивным данным православия Забайкалья известно, что «в четырех километрах выше Албазина по течению Амура, возле устья р. Улдугичи, в урочище Брусяной Камень,  в 1671 году Гермоген возвел Спасский монастырь», следы которого видны до сих пор. В том монастыре было всего четыре монаха, которые зарабатывали себе на пропитание тем, что мололи албазинцам на двух монастырских мельницах зерно. Одного из них звали отец Максим. Достопримечательностью монастыря была знаменитая чудотворная икона Божией Матери, впоследствии называемая Албазинской Божией Матерью, ставшей символом русского господства в крае, с очень интересной судьбой поиска этой исторической реликвии. Во время осады китайцами города Албазана в 1689 году Спасский монастырь был разрушен, однако его настоятель Гермоген с братией успели затвориться вместе с албазинцами в остроге и спасти святыню. Часть отступающих казаков с Гермогеном дошли до Нерчинска, но второй отец Максим не был упомянут в этом списке людей. Возможно, именно он и остановился на земле чернышевской, как повествуется в нашей легенде. В книге «История села Алеур» автора А. Кожиной (стр. 42) написано – «обессиленный, он вышел к реке Алер в том месте, где сейчас Чернышевск. Там была заимка русских людей, священника приютили, и он остался здесь жить».  В ссылках этой главы писательница дала пояснение – «рассказала Наделяева Лидия Евграфовна – заслуженный учитель школы РСФРС, первый руководитель школьного музея школы № 63 п. Чернышевск. Этому музею в 2011 году исполнилось уже 25 лет.  Как уже известно, дети этой школы уже давно занимаются научным исследованием малых сел нашего района, за что стали лауреатами конкурса «Школа года РФ» в 1996 году. Хочется отметить, что беседуя с автором книги В.С. Чухачевым - «Из истории Чернышевского района», Виктор Сергеевич тоже упоминает в своей книге об этой легенде. Этот писатель заверил, что написал миф о селе Поповское со слов некоего бывшего казака из Чернышевска - Кондратьева.
Кто первый и когда рассказал эту легенду установить уже не возможно, ведь её сложил когда-то народ.  Зато по следам мудрой красивой народной легенды можно предположить, что, по всей видимости, отец Максим из Спасского монастыря мог проходить здесь и мог быть в сане попа, ведь православные русские хорошо разбирались в санах священников, отсюда, возможно, и появилось давным-давно первоначальное название села – Поповское. Правда, и это научное расследование тоже может жить всего лишь, как интересная и познавательная гипотеза в истории родного поселка. 
Возвращаясь к следам странствия символической иконы Божьей Матери, хочется внести некоторую поправку в её историю. После взятия крепости Албазина в 1689 году иеромонах Гермоген  в Спасский монастырь больше не возвращался. Из Нерчинска он отправился в Усть-Киренский  Троицкий монастырь с разрешения албазинского воеводы Толбузина и нерчинского воеводы – Власова. До своего отбытия Гермоген в Нерчинске по описи сдал всё церковное имущество из Албазина со Спасского монастыря, в том числе и иконы. «Один из монахов отец Никифор настроил чернильный прибор. Отец Гермоген начал с икон: образ Чудотворной Божьей Матери, образ Воскресения Христова, образ Владимирской Богородицы, образ Спаса Нерукотворного, образ Михаила Архангела. К концу дня передача церковных вещей была завершена. Составили ещё две копии, одну из них отнесли воеводе Ивану Власову» - строки из работы Александра Мищенко «Даурские рубежи» (стр-290). По историческим документам православия Сретенска упоминается перенос защитниками крепости Албазин священной реликвии - иконы Албазинской Божьей Матери в Сретенский острог, называемый тогда ещё Нижним острогом в деревянную церковь во имя Стретенья Господня, где она и находилась с 1689 по 1868 годы. Но деревянная церковь Стретенья Господня была построена только в 1734 году, то есть спустя сорок пять лет после событий в Албазине, чего быть не может. Старая деревянная Стретенская церковь сгорела в 1757 году и в 1793 году в центре Сретенска, имевшего уже статус города, протоиреем Кириллом Сухановым была построена новая каменная церковь с тем же названием, правда, это сооружение  сегодня не сохранилось.
Город Нерчинск  самый первый город Забайкальского края, и вся история земли забайкальской начиналась именно здесь. Весной 1658 года тут был поставлен острог «в благоприятном месте, у «хлебных» пашен и у соболиного промысла, на одном из островов в устье реки Нерчи. После окончания строительства крепости рядом была срублена деревянная Воскресенская церковь, окруженная острожными стенами и надолбами, сохранявшаяся до средины 18 века» (энциклопедия «Вокруг света»).   Краткое её описание сохранилось на страницах книги И. Идеса «Трехлетнее путешествие в Китай», изданной в начале 18 века. Стало быть, именно в Вознесенской церкви в Нерчинске хранилась до 1734 года (год построения церкви в Сретенске) почти 45 лет, а может быть и дольше, приамурская святыня. В связи частых разливов реки Нерчи, не один раз подмывающая башни Нерчинского острога, крепость три раза со всеми постройками переносили на другие более безопасные места. Об этом свидетельствуют графические чертежи старой и новой крепости Нерчинска, выполненные С.Немцовым в 1728 году, где на плане крепости хорошо виден знак имеющейся церкви,  а также «План и проспект города Нерчинска» работы М. Татаринова, экспонирующиеся в музее города Нерчинска.  Возможно, в связи с наводнениями и возникла необходимость однажды перенести знаменитую икону в сретенскую церковь. Возможна и ещё одна не безосновательная  версия. В восьми километрах  от города Нерчинска, на правом берегу Шилки, в селе Калинино (бывшее Монастырское) стоит с 1712 года самая старая в Забайкалье, до сих пор сохранившаяся церковь Успения Пресвятой Богородицы, где тоже могла храниться реликтовая казачья икона с Приамурья. Согласно Сибирской «Киприановкой» летописи, первый в Забайкалье Нерчинский Успенский мужской монастырь был основан в 1664 году, через 11 лет после постройки Нерчинского острога. В 1706 году началось строительство его нового большого каменного храма. Третьего сентября 1773 года указом Преосвященного Михаила об упразднении этого бывшего мужского монастыря, всё его церковное имущество разместили по другим церквям Забайкалья (история Читинской и Краснокаменской Епархии). В любом случае икона Албазинской Божией Матери могла попасть в Сретенск в церковь Стретенья Господня не ранее 1734 года – т.е. даты её открытия.
Свое научное расследование мне хочется закончить строками работы Александра Мищенко «Даурские рубежи» (стр.429) – «Все защитники Албазинской крепости, даурских рубежей были награждены золоченой копейкой.
Яркие солнечные лучи пробежали по остроконечным вершинам гор и засверкали по речной глади своенравной Шилки. Здесь, на берегу реки, в сотне верст от города Нерчи расположился Шилкинский завод. Сюда седьмого мая 1854 года прибыл генерал - губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев. Шла подготовка к первой экспедиции по реке Амур. На правом берегу расположились лагерем 15-й линейный Сибирский батальон и артиллерийский дивизион. На средине реки на якоре стоял пароход «Аргунь», а вдоль левого берега пришвартованы баржи, плашкоуты, плоты, груженные провиантом. По берегу перед иконой Албазинской Божией Матери выстроились войска. Генерал-губернатор торжественно сказал: «Дети! Наступило долгожданное время, мы отправляемся в поход по Амуру. Помолимся господу Богу и попросим его благословления». Перед иконой Албазинской Божией Матери начался молебен. Затем протоиерей Боголюбский благословил воинов и освятил флотилию. На мачте генеральского баркаса появился флаг. Войска заняли свои места. 18 мая судна флотилии вошли в воды Амура. Генерал Муравьев зачерпнул стакан воды, и под звуки оркестра выпил. 20 мая флотилия остановилась у места, где стояла Албазинская крепость. Заиграл духовой оркестр. Войска построились на молитву. Поднявшись на вал Албазинской крепости, русские воины преклонили колено, отдавая честь святой памяти героическим защитникам амурской земли».

Воспроизводится по:

Сайт "Чернышевский краеведческий музей"

http://museui.ucoz.com/index/po_stranicam_kazachej_legendy/0-69
 
Категория: Малахова О.А. | Добавил: ostrog (26.06.2014)
Просмотров: 293 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]