Главная » Статьи » М » Михайловская А.С.

Роль археологических раскопок на территории Албазинского острога в изучении вопроса хозяйственного освоения Приамурья русскими.

Вопрос об истории хозяйственного освоения Приамурья русскими привлекает внимание исследователей с середины XIX века. Однако только советская наука, прибегая к использованию большого количества документальных источников XVII века, приводит конкретные факты основных этапов присоединения дальневосточных земель к Российскому государству. Учёными было доказано, что решающая роль в освоении амурских земель принадлежит хозяйственной деятельности русского населения, которое к 80-м годам XVII века почти без помощи со стороны государства, создало большое зерновое хозяйство, активно использовало природные богатства, развивало ремесло, промыслы и выводило присоединённые земли на общероссийский экономический рынок.
До середины XX века этот вопрос изучался только на основе письменных источников. Это, прежде всего, царские наказные грамоты Нерчинским и Албазинским воеводам, всевозможные челобитные крестьян, служилых людей, торговцев, промышленников и царской администрации, а также таможенные книги и другие документы, отражающие экономическую, политическую и социальную жизни Дальнего Востока в XVII веке.
Для исследования материальной культуры недостаточно одних письменных источников, поэтому большой интерес представляют результаты исследований археологических памятников русской культуры XVII века Сибири и Приамурья.
Первые археологические исследования русских памятников в Сибири были проведены академиком А.П. Окладниковым в 1940-х годах XX века. На основе археологического материала была показана роль русского населения в Сибири, прослежено взаимодействие русской и аборигенной культуры. После проведённых систематических раскопок в 1960-х годах был освещён вопрос об основных этапах и приёмах строительства острогов XVII века и превращения военно-административных центров в города с развитым ремеслом и торговлей.
Проведение археологических работ на русских поселениях показали перспективность их изучения как самостоятельных источников, дающих богатый исторический и этнографический материал, позволяющий по-новому рассматривать важные проблемы в освоении Сибири и Дальнего Востока.
Албазинский острог был и остаётся одним из самых ярких и значительных памятников истории российского Дальнего Востока. Археологические раскопки на его территории являются важнейшим источником в изучении оборонительных сооружений крепости и её внутренней топографии, а также ярким свидетельством жизни и быта защитников крепости.
С 1974 года отрядом Североазиатской комплексной археологической экспедиции Сибирского отделения Академии наук СССР начались планомерные раскопки албазинского памятника, что позволило получить ценный материал для изучения хозяйственной жизни русских в Приамурье.

   

В результате был исследован ряд построек: крепостные стены, землянки, колодец и захоронения. Учёные приходят к следующим выводам:
во-первых, по мере усиления маньчжурской агрессии приемы строительства крепостей в Приамурье модифицируются, демонстрируется осуществление переходов от малых острогов, огороженных стоячим тыном, к возведению мощных земляных крепостей, призванных противостоять противнику, оснащённому осадной артиллерией.
во-вторых, албазинцы строили «земляные избы» - землянки, что было не типично для русских поселений XVII века в Сибири и на Дальнем Востоке. В крепости имелся колодец, который находился в закрытом помещении, для того чтобы вода не вымерзала. В период осады колодец являлся единственным источником воды.
В марте 2014 года на постоянное хранение в фонды Амурского областного краеведческого музея поступила уникальная коллекция предметов XVII века, собранная во время раскопок острога в период 1974-1976, 1979-1980 годов. Она характеризуется наличием большого количества артефактов – 3138 единиц, из которых 450 предметов основного фонда, в том числе: пули ружейные, ядра, гвозди, подковы сапожные, фрагменты керамической и фарфоровой посуды, изделия из кожи – ножные, обувь, кошель, рукавицы, изделия из дерева.
В коллекции имеются обгоревшие зёрна. В 2013 г. сотрудником Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДО РАН Сергушевой Е.В. был сделан анализ пробы зерна на присутствие зерновых элементов. Проба представляет собой скопление зерновок ржи посевной (Secale cereale L.), кроме ржи в пробе удалось обнаружить несколько зерновок еще одного культурного злака - пшеницы мягкой (Triticum aestivum L.). Среди зерновок культурных растений присутствуют семена сорных растений. Большинство из них принадлежат двум видам горца (Polygonum sp), кроме них присутствуют единичные семена мари белой (Chenopodium album L.) и единственное семя конопли (Canabis sp.), не ясно к культурной форме оно относится или к дикорастущей. Найденные обгоревшие зёрна свидетельствуют о развитии земледелия. Выращивали албазинцы пшеницу, ячмень, овёс, горох, коноплю, основной культурой была рожь. В мирное время зерно молотили на водяных мельницах, которые принадлежали монастырю и крупным промышленникам, во время осады – на ручных мельницах. Землю крестьяне обрабатывали сохой с железным сошником и бороной. Для уборки урожая использовали косу и серп.
Земледельческие орудия изготавливали албазинские кузнецы, которым были известны многие виды работ, разнообразные по своей сложности. Предметы хозяйственного обихода из коллекции музея, такие как фрагмент обуха топора, ножи, фрагменты дверной петли, крючков, кольца, гвозди, скобы, щипцы использовались повсеместно.


Интерес представляет складной нож. Размер: 2,6х9,7х0,9 см. По форме и конструкции нож напоминает современный. Способ изготовления: на железную пластину двумя клёпками наклеивались пластины (щепки) ручки, к которым крепилось лезвие ножа. В месте крепления, на клинке, имеется г-образный выступ для фиксации в рабочем положении. Имелись и кузнецы-оружейники, что особенно важно на приграничной территории. К оружию в коллекции относятся: ядра железные, дробь, картечь, спусковые крючья от ружей, свинцовые пули, а также наконечники стрел.

    Особый интерес представляют изделия из бронзы и меди, которые были найдены в небольшом количестве.

   


Бронзовая трубочка для курения опиума, предположительно маньчжурская. Размер: 2,2х9,5х0,7 см. Курение опиума наибольшую популярность получило в XVII веке. Первоначально это применялось в медицинских целях. Впервые попробовали смесь табака с опиумом на острове Ява голландские моряки. Именно они впервые завезли опиум в Китай.

   

 Гарда (от французского garde - охрана) - часть эфеса клинкового холодного оружия, служащая для защиты от удара кисти руки. Размер: 5х6х0,7 см. Бронзовое изделие предположительно маньчжурское.

Корытце для краски. Размер: 5,7х9,1х3,4 см. Изготовлено из листовой меди. Способ изготовления: лист меди размечался по нужному днищу, затем боковые стороны сгибались вертикально, а полученные по углам выступы сплющивались и пригибались к меньшим сторонам. В верхней части по длинным сторонам, примерно посередине, пробиты отверстия, куда вставлена струганная деревянная палочка. Пробой отверстия проводился с внутренней стороны, поэтому на внешней стороне хорошо видны рваные отогнутые части металла. В корытце сохранились следы краски. Скорее всего, корытце применялось для смешивания и хранения краски. Имеется деревянная лопаточка для перемешивания краски.
Таким образом, можно сделать вывод, что в остроге существовала широкая специализация кузнецов-ремесленников, позволявшая выполнять им работы разной степени сложности. Албазинские кузнецы знали, как холодную, так и горячую ковку. Быстрое освоение новых земель Приамурья требовало большого количества оружия и орудий труда кузнечного производства. Отдалённость края привело к созданию ремесленных мастерских на местах.
Большое количество предметов из коллекции выполнены из дерева, что свидетельствует о широком применении данного материала в хозяйственной жизни казаков. Из дерева строили дома, укрепления, хозяйственные постройки, а также изготавливали домашнюю утварь. Помимо дерева использовали бересту.

   

Два берестяных туеса небольших по размеру: 13,3; d=9 и 14,5; d=22,5 см, у большего по диаметру отсутствует дно. Изготавливались туеса из нескольких слоёв бересты. Обязательным условием являлось то, что внутренний слой бересты снимался с целой чурочки. Донце изготавливалось из дерева и крепилось к боковым стенкам посредствам прижатия его к двум слоям бересты третьим. Третий слои стянут швом зуб в зуб.
В таких туесах могли храниться как сыпучие, так и жидкие вещества. Бондарные изделия повсеместно применялись в хозяйстве албазинцев.

     

Практиковалось ремесленное производство керамической посуды, которая широко применялась в быту. В составе коллекции имеются крупное донышко (размером: h=8,1; d1 - 11,5; d2 -17) серого цвета и развал сосуда (размером: h=5,5; d1- 9; d2 -12,7) коричневого цвета со следами нагара, а также другие более мелкие фрагменты сосудов.
На развитие кожевенного, сапожного и скорняжного ремесла в Албазинском остроге указывают хорошо сохранившиеся изделия из кожи и меха: кошель, шапка, обувь, рукавицы, ножные. Это связано с повседневными потребностями его жителей. Кожа и кожаные изделия хорошо выделаны и, несмотря на длительный срок пребывания в земле, имеют прекрасную сохранность. Кожевенные ремесленники выделывали как юфтевые, так и замшевые кожи. Юфтевые кожи - это толстые, мягкие кожи с высоким содержанием жира (26–30%), водостойкие. Эти кожи обладают повышенным содержанием жировых веществ, а также водостойкостью и износостойкостью, но менее эластичны. Для придания этих качеств кожу обрабатывают путём длительного золения и обильного жирования (содержание жира в юфти до 25% от массы кожи). Такие кожи чаще всего применяются для производства обуви.

   

Поясной кошель изготовлен из целого куска кожи размером 10,6х16х2,5 см. Передняя и тыльная стороны трапециевидные, боковые стороны имеют удлинённую каплеобразную форму. К вершине клапана крепится ремешок из сыромятой кожи, длинной 47 см. Внутри подсумка был вшит подклад, об этом свидетельствуют остатки ткани по швам.
Имеющиеся кожаные и меховые изделия свидетельствуют о бытовавшем пушном промысле, т.к. пушнина являлась товаром, продажа которого помогала получать средства к существованию.

 

Из охотничьих принадлежностей имеется пороховница (23, d=7,7 см) и заготовка для пороховницы (17, d=5,3) из рога. Верхняя часть пороховницы использовалась для засыпки пороха, нижняя (тонкая) часть спилена, а через образовавшееся отверстие засыпался порох в ствол ружья. Через высверленные отверстия в вогнутой части продевался ремешок для крепления к поясу. Верхняя часть предполагает наличие деревянной крышки.
Все предметы непосредственно использовались в повседневной жизни казаков, тем самым характеризуя быт и жизнь в крепости. Датируются они XVII веком, по всей видимости, были изготовлены в остроге.
Раскопки Албазинского острога показали перспективность данного вида исследовательской деятельности. В результате были получены ценные сведения о материальной культуре и хозяйственной деятельности первых русских поселенцев в Приамурье. Исследование показало, что в 60-80-х годах XVII века Приамурье являлось развитым районом с многообразной русской культурой, дальнейшее распространение которой затормозилось вторжением маньчжурского войска и подписанием Нерчинского договора 1689 года.

Воспроизводится по:

http://museumamur.org/statii-interviu

Категория: Михайловская А.С. | Добавил: ostrog (18.11.2014)
Просмотров: 398 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Спасибо, познавательная статья!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]