Главная » Статьи » Щ » Щербинский Е.В.

Охранно-спасательные археологические раскопки в Амурской области

Археологическая деятельность Центра по сохранению историкокультурного наследия Амурской обл. насчитывает уже 10 лет. За эти годы открыты, поставлены на охрану и частично изучены раскопками десятки новых археологических памятников от эпохи неолита до средневековья. Кроме разведочных исследований на территории области и практически круглогодичного мониторинга археологических объектов, сотрудниками Центра самостоятельно проводились плановые научные раскопки таких памятников, как Белоберезовое, городище на горе Шапке. Совместно с ИАЭТ СО РАН исследовались поселения Новопетровка III, Осиновое Озеро, Троицкий могильник, Черниговка-на-Зее, Озеро Долгое (причем последние два были открыты Центром во время рекогносцировочных работ).
Проведение охранно-спасательных археологических раскопок является распространенной практикой в современной российской археологии. Благодаря таким исследованиям происходит много новых открытий. На территории Амурской обл. во второй половине ХХ в. проводилось большое количество подобных работ, в том числе в зонах затопления Зейской, Бурейской и Нижнебурейской ГЭС. В 2006 – 2013 гг. Центром в рамках охранно-спасательной археологии были исследованы многослойный памятник Поярково-1 (2006 – 2007 гг.) [Зайцев, 2004], городище «Албазинская крепость» (2007, 2013 гг.) и неолитическая стоянка Черниговка-4 (2010 г.).
Памятник Черниговка-4 находится в 3,8 км к северо-востоку от с. Черниговка Свободненского р-на, на краю террасы правого берега р. Зеи [Зайцев, 2007б]. Спасательные раскопки на памятнике Черниговка-4 проводились в связи со строительством автомобильной дороги. В результате проведенных исследований 200 кв. м площади памятника в культурном слое было найдено 547 каменных артефактов – отщепы, сколы, пластины, тесловидно-скребловидные орудия, скребки, нуклеусы, колотые гальки. Материал принадлежит ранненеолитической громатухинской культуре [Окладников, Деревянко, 1977]. Раскопанный участок представлял собой зону расщепления древним человеком каменных заготовок и изготовле-[591]ния орудий труда: выделены четыре участка сосредоточения каменных орудий и отходов их производства [Волков, 2011; Волков, Зайцев, Щербинский, 2012]. Стоянка-мастерская датируется 11,5 тыс. л.н. по аналогии с памятником Черниговка-на-Зее, расположенным в 800 м юго-западнее и, видимо, составлявшим с ней единую зону обитания [Нестеров, Зайцев, Волков, 2006; Нестеров, 2008].
Из-за угрозы разрушения водами Амура памятника Поярково-1 в Михайловском р-не на площади 225 кв. м были проведены стационарные исследования. Среди множества артефактов из раскопа и подъемного материала на берегу найдены отдельные предметы, относящиеся к периоду неолита, причем, неолитические находки из слоя имеют следы вторичного использования. Основной культурный слой на поселении принадлежит периоду раннего железного века и представлен материалами урильской и талаканской культуры. Большая часть находок относится к урильской культуре. Среди них – серебряная «лапчатая» подвеска, бронзовые нашивки, железные ножи и наконечники стрел. Каких-либо жилищных конструкций не обнаружено, но, помимо столбовых ям, были исследованы 23 ямы, в которых хранились рыба и мясо. Кроме обломков костей животных и рыб в них встречено большое количество фрагментов неорнаментированной лепной керамики раннего железного века и средневековья, костяные и железные наконечники стрел, костяная накладка на лук, пастовые бусины, китайская монета XI в. Значительное количество фрагментов керамики талаканской культуры в основном обнаружено среди подъемного материала [Зайцев, 2007а].
В результате раскопок были получены новые свидетельства о ранее неизвестных формах сосудов урильской культуры. Кроме 8 развалов плоскодонных емкостей были обнаружены фрагменты тонкостенных круглодонных сосудов. Плечики одного из них орнаментированы типично урильским скобковидным орнаментом, который отмечен на всех известных памятниках урильского круга. Полученные данные позволили определить культурно-диагностирующие признаки и традиции в области техники и технологии керамического производства, реконструировать отдельные приемы изготовления посуды, произвести сравнительный анализ развития керамического производства Западного Приамурья в раннем железном веке и раннем средневековье [Кудрич, 2008].
На городище «Албазинская крепость» охранно-спасательные раскопки были организованы как из-за разрушения западной части памятника водами Амура, так и антропогенного воздействия в виде пограничных инженерно-технических сооружений. Здесь, несмотря на то, что А.Р. Артемьевым была исследована большая часть береговой полосы памятника, оставался небольшой участок (10×4 м) с оврагом, разрушающим берег с остатками культурного слоя [Волков, 2007]. В 2007 г. было исследовано 38,5 кв. м крепости, в 2013 г. – 32 кв. м. Здесь обнаружены предметы, связанные с огнестрельным оружием (свинцовые пули, кремни, части ружей), бытовые вещи (фрагменты керамики, ножи), части одежды, обуви, украшения, серебряная копейка «чешуйка», а также детали сооружений [592] и построек (например, обломки слюдяных пластин из окон). Среди находок есть редкая вещь – цельнолитой бронзовый крест, четырехконечный с диагональными лучами (высота 5,7 см, ширина по перекладине 3,4 см). Предварительно крест датируется XVII — XVIII вв.
Несмотря на охранные раскопки Албазинского острога, на котором археологические исследования проводятся с 1970-х гг., проблема сохранения памятника федерального значения стоит очень остро. Спасая материал от обрушения в Амур, мы не спасаем сам острог по причине постоянного обрушения берега, передвижки пограничной линии вглубь террасы. Необходимо срочное проведение работ по укреплению береговой полосы.
Приведенная в статье информация об охранно-спасательной деятельности «Центра» не исчерпывается только данными раскопками. Во время мониторинга территорий, отчуждаемых для хозяйственной деятельности (трассы нефте- и газопроводов, новые дороги и линии электропередач, производственные комплексы и т.д.), найденные в поставленных шурфах артефакты позволяют не только получить новую информацию, но и пополнить базу данных археологических культур Амурской обл., составить карту их ареалов. Так, разведочные материалы поселения громатухинской культуры Каменка и исследованные в разные годы поселения в поймах крупных рек Зея и Амур, по берегам проток или старичных озер (Сергеевка, Черниговка-на-Зее) показали, что, несмотря на относительно подвижный образ жизни, связанный с охотой, они могли быть местами постоянного, оседлого проживания громатухинского населения. Из этих поселков осуществлялись ближние и дальние «охотничьи экспедиции» в период массовой заготовки продуктов питания на зиму. Не исключено, что одной из таких сезонных стоянок было место в устье Громатухи. Летом, когда основная масса дееспособного населения откочевывала в охотничьи угодья, в равнинных поселениях могло оставаться какое-то количество людей, которые в этот период занимались гончарством, охотой, рыбалкой и сбором дикоросов в окрестностях поселка [Нестеров, 2008].

Список литературы

Волков Д.П. Отчет о спасательных археологических раскопках Албазинского острога в 2007 году. Благовещенск, 2007 // Архив ЦСН Амурской области.
Волков Д.П. Отчет о проведении спасательных археологических раскопок памятника Черниговка, стоянка 4 в Свободненском районе Амурской области в 2010 году. Благовещенск, 2011 // Архив ГАУ «ЦСН Амурской области».
Волков Д.П., Зайцев Н.Н., Щербинский Е.В. Спасательные раскопки памятника громатухинской археологической культуры на территории Западного Приамурья в 2010 году // Современные научные исследования на Дальнем Востоке. – Южно-Сахалинск: Изд-во ИРОСО, 2012. – С. 222 – 225.
Зайцев Н.Н. Отчет об археологической разведке в Свободненском, Шимановском, Бурейском, Архаринском, Михайловском, Ивановском, Благовещенском районах Амурской области в 2003 г. Благовещенск, 2004 // Архив ГАУ «ЦСН Амурской области».
[593] Зайцев Н.Н. Материалы полевых исследований памятника Поярково, поселение 1 в 2006 году. Благовещенск, 2007а // Архив ГАУ «ЦСН Амурской области».
Зайцев Н.Н. Отчет об археологической разведке в Тындинском, Сковородинском, Свободненском, Серышевском, Октябрьском, Благовещенском, Ивановском, Тамбовском, Константиновском районах Амурской области в 2006 году. Благовещенск, 2007б // Архив ГАУ «ЦСН Амурской области».
Кудрич О.С. Керамические традиции населения Приамурья в древности и средневековье. Сравнительный анализ: дисс. ... канд. ист. наук. – Новосибирск, 2008. – 135 с.
Нестеров С.П. Черниговка-на-Зее – поселение громатухинской культуры в Западном Приамурье // Неолит и неолитизация бассейна Японского моря: человек и исторический ландшафт. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2008. – С. 170 – 181.
Нестеров С.П., Зайцев Н.Н., Волков Д.П. Ранненеолитический памятник громатухинской культуры Черниговка-на-Зее // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2006. – Т. XII, ч. I – С. 201 – 205.
Окладников А.П., Деревянко А.П. Громатухинская культура. – Новосибирск: Наука, 1977. – 284 с.

Воспроизводится по:

Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий: Материалы итоговой сессии Института археологии и этнографии СО РАН. 2013 год. Новосибирск. Т. XIX. с. 590 – 593

Категория: Щербинский Е.В. | Добавил: ostrog (17.09.2014)
Просмотров: 817 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Ого! Спасибо за новые знания о средней части Амурской области. (Птич)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Социальные сети
Категории раздела
БЛОГ

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0